Как реабилитироваться по уголовному делу

Реабилитированному создали условия невозможности реабилитироваться. Временно реабилитированный даже по судебной лестнице не может дойти до Верховного суда РФ, чтобы полностью реабилитироваться. Как адвокат, что могу посоветовать временно реабилитированному, чтобы выйти из этой региональной круговой поруки и все-таки добиться реабилитации?

Когда сумма возмещения материального вреда реабилитированному составляет большую величину, его ждет ещё борьба за возможность реабилитироваться. Приведу пример на реальном случае, о котором упоминалось в статье «Размер разумности издержек на услуги адвоката в уголовном судопроизводстве». Назову последовательность дат событий упомянутой истории:  В середине апреля 2007г. любители покашмарить бизнес случайно для удовлетворения интереса заглянули в офис предпринимателя, которого ранее и знать не знали. Увидев состоятельность бизнеса, любители по привычке или по обычаю раскроили финансовые рычаги обнаруженного бизнеса: оставили без первичных документов и оргтехники, где велась бухгалтерия и основные данные для ведения финансово-хозяйственной деятельности, как пылесос высосали всё из офиса и склада, оставив только пустые столы и стулья. Апрель 2007г., согласно версии милиции, и стал датой окончания преступления, которое, якобы, совершил случайно выявленный ими успешный предприниматель. Почему датой окончания? Потому что без печати, документов, банковского ключа системы «Интернет-банк» и товара предприниматель не мог физически дальше выполнять свои обязательства перед контрагентами. Бизнесмена задержали в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ, лишили свободы, заключили в ИВС. В дальнейшем бизнесмену предъявили обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.176 УК РФ – незаконное получение кредита, окончательно был обвинен в совершении шести тяжких преступлений: трех преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ – мошенничество, совершенное в особо крупном размере, и трех преступлений, предусмотренных п. «Б» ч.3 ст.174.1 УК РФ – легализация денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления. Каждое мошенничество, по версии следствия, было совершено в отношении различных банков. Три эпизода преступной легализации денежных средств следствие усмотрело в совершении бизнесменом финансовых операций кредитными средствами. Данные 6 (шесть) преступлений не являются продолжаемыми преступлениями и не образуют совокупности, предусмотренные ст.17 УК РФ. Это шесть разных преступлений. В ходе следствия суды в порядке ст.125 УПК РФ неоднократно признавали бездействия следователя незаконными. По идее, многочисленные подобные решения судов, должны были насторожить чиновников милиции и прокуратуры, но…, но…, увы, все равно, но...: прокурор в судах стоял на позиции законности бездействий следователя; прокурор не видел незаконность возбуждения уголовного дела; прокурор, после проверки уголовного дела не видел незаконность бездействия следователя и предъявленного обвинения, тогда как не было ни одного состава преступления; прокурор жалобы адвоката о признании незаконным бездействия следователя отказывал в удовлетворении; прокурор, видя многочисленные нарушения и отсутствие доказательств вины, утвердил обвинительное заключение. Прокурор не мог не видеть незаконное следствие, поскольку были: многочисленные жалобы адвоката в порядке ст.124 УПК РФ; неоднократные решения судов в порядке ст.125 УПК РФ о признании незаконными бездействий следователя; в марте 2008г. уголовное дело вместе с обвинительным заключением в порядке ст.237 УПК РФ судом было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения. Из чего допускаю, что следствие милиции и прокуратура работали в тандеме и обоюдно закрывали глаза на беззаконие. 
 
В августе 2009г. суд признал бизнесмена невиновным и оправдал по ч.4 ст.159 УК РФ, п. «Б» ч.3 ст.174.1 УК РФ, ч.4 ст.159 УК РФ, п. «Б» ч.3 ст.174.1 УК РФ, ч.4 ст.159 УК РФ, п. «Б» ч.3 ст.174.1 УК РФ, а также в соответствии с ч.1 ст.134 УПК РФ разъяснил право на реабилитацию, предусмотренное ч.1 ст.133 УПК РФ. В ноябре 2009г. кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции по ничтожным основаниям, вернув дело на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении уголовное дело с обвинительным заключением суд снова в порядке ст.237 УПК РФ вернул прокурору для устранения препятствий его рассмотрения. Следствие, получив дело, от безвыходности расследование приостановило по ст.208 УПК РФ, а бизнесмен продолжал оставаться быть обвиняемым в совершении тяжких преступлений и находиться под подпиской о невыезде, что не устроило бы любого нормального гражданина. После многочисленных жалоб адвоката и обвиняемого следствие возобновилось, но через месяц снова приостановилось. Таких циклов адвокат и обвиняемый прошли много раз. В итоге, лишь в октябре 2012г. после очередной жалобы адвоката следствие прекратило уголовное дело в отношении бизнесмена по основанию отсутствия в его действиях состава преступления и в постановлении указало, что он имеет право на реабилитацию.
 
В районном суде, на территории которого предприниматель временно проживал, реабилитированный добился возмещения малой части имущественного вреда. Из казны ему выплатили присужденные судом суммы. В другой районный суд, на территории которого находились следственный орган, расследовавший уголовное дело, и прокуратура, поддерживавшая обвинение и надзиравшая за следствием, в апреле 2013г. реабилитированным, а вернее, человеком, имеющим право на реабилитацию, было подано Требование о возмещении имущественного вреда с учетом уровня инфляции, которое составляло несколько миллионной рублей. Вся сумма Требования была не только документально подтверждена, но и подтверждена показаниями самих адвокатов, получавших вознаграждение от бывшего бизнесмена за оказанную юридическую помощь по заключенному Соглашению. Вместо установленного ч.4 ст.135 УПК РФ месячного срока суд рассматривал Требование о возмещении имущественного вреда более 4-х месяцев и то, полностью отказал реабилитированному в возмещении имущественного вреда, мотивируя тем, что реабилитированный не подтвердил факт уплаты налогов адвокатом от полученных сумм по Соглашениям об оказании юридической помощи. Вот такая была судебная практика и применение решений Верховного суда РФ в районном суде в настоящем случае. Это решение суда поддержали все судебные инстанции данного субъекта Российской Федерации и представители прокуратуры, несмотря на напоминание им решений Верховного суда РФ по таким аналогичным случаям. Если бы…, но и Верховный суд РФ поддержал решение суда первой инстанции. Благо, что реабилитированный своевременно подсуетился направить жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), откуда сообщение о подаче реабилитированным жалобы дошло до представителей России. После всех этих событий заместитель председателя Верховного суда РФ отменил решения нижестоящих инстанций и вернул дело о реабилитации в региональный суд.  Казалось бы, после указаний заместителя председателя Верховного суда РФ, дело должно было пойти в законном русле, однако дело не двигалось, а ползло. Такова оказалась упрощенная процедура рассмотрения Требования о возмещении имущественного вреда данного реабилитированного.
 
В августе 2015г. на заседании суда первой инстанции при рассмотрении возвращенного дела, где, казалось, вот-вот примут законное решение, как в цирке, вдруг появляется…, вдруг появляется… постановление прокурора округа, согласно которому за 5 дней до этого дня постановление о прекращении уголовного дела от октября 2012г., оказывается, прокурором округа отменено и уголовное дело направлено на новое расследование. Как в литературном жанре: был тихий спокойный день, люди ожидали неминуемого законного торжества, как вдруг, спустя более 2,5 года, прокурор округа увидел что-то неладное. Серьёзное государево око. Почти три года прокурор округа прицельно профессиональным взглядом и опытом смотрел на постановление о прекращении уголовного дела и вел тщательный надзор за соблюдением законности при его вынесении и расследовании уголовного дела. Для сравнения, в фильме «Вий» режиссеров Георгия Кропачева и Константина Ершова вий тоже с большим трудом, но на 2 года и 10 месяцев раньше увидел изъян в круге защиты. До этого множество судебных инстанций признавали право на реабилитацию за невиновным бизнесменом. Один районный суд даже принял решение о возмещении имущественного вреда. По этому решению суда суммы вреда были даже выплачены реабилитированному. 
 
Громко звучит, но акцент надо сделать на другом – в неслыханной части. Все эти суды по реабилитации проходили с участием представителей прокуратуры, как районов, так и региона и никто из прокуроров не видел и не признавал незаконность прекращения в октябре 2012г. уголовного дела в отношении бизнесмена по основанию отсутствия в его действиях состава преступления. В августе 2015г. сумма Требования о возмещении имущественного вреда с учетом индекса инфляции превышала уже более 10 000 000 (десяти миллионов) рублей, причем сумма процентов инфляции составляла почти половину величины Требований. Если судить по существу, то после оправдания судом в августе 2009г. в том же году надо было поставить окончательную и жирную точку над расследованием и реабилитировать невиновного. С августа 2009г. ни одного значащих следственных действий не было проведено. Дело просто мусолили. Сколько процентов инфляции набежало с 2009г. по настоящее время? Эти проценты сами составляют несколько миллионов рублей. За такую халатность и причинение вреда государству, по правде и справедливости, надо привлекать некоторых чиновников прокуратуры и следствия к ответственности. Получив такое постановление прокурора округа, суд полностью отказал бизнесмену в реабилитации, указав, что в отношении него уголовное дело ещё не прекращено и он не получил право на реабилитацию. 
 
Снова следствие возобновилось и опять в октябре 2015г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях предпринимателя состава преступления. Почему следствие после возобновления с августа 2015г. до вынесения постановления длилось два месяца, тогда как в соответствии с ч.6 ст.162 УПК РФ срок дополнительного следствия после возобновления прекращенного уголовного дела должен составлять в пределах одного месяца? За принятие какого-то ни было решения по уголовному делу обвиняемому и его адвокату тоже пришлось не мало биться: писать жалобы, требовать вынесения постановления, признания незаконными бездействия следователя. После вынесения упомянутого постановления предприниматель потребовал признания за ним права на реабилитацию и ему вручили извещение о праве на реабилитацию. На словах реабилитированному следователем было сказано, что, если он снова обратиться в суд с Требованием о возмещении имущественного вреда, прокурор округа снова отменит постановление о прекращении уголовного дела. Таким образом, прокурор округа решил замкнуть круг и делать невозможным реабилитированному реабилитироваться. Вскрывается истинное лицо государственного принципа подхода к работе прокурора округа данного региона страны, в статьях 1 и 2 Конституции которого провозглашено, что Российская Федерация является правовым государством, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита которых являются обязанностью государства.
 
Если смотреть на ситуацию с учётом сказанного следователем, то реабилитированному создали условия невозможности реабилитироваться. Временно реабилитированный даже по судебной лестнице не может дойти до Верховного суда РФ, чтобы полностью реабилитироваться. Как адвокат, что могу посоветовать временно реабилитированному, чтобы выйти из этой региональной круговой поруки и все-таки добиться реабилитации? 
 
В соответствии с ч.2 ст.133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:
- подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;
- подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; 
- подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1,   2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
- осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу приговора суда и прекращения уголовного дела по         основаниям, предусмотренным пп.1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
- лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, - в случае отмены незаконного или необоснованного         постановления суда о применении данной меры.
Временно реабилитированный бизнесмен, если в отношении него каждый раз к дате вынесения решения по Требованию о возмещении имущественного вреда прокурор округа будет направлять прекращенное уголовное дело на новое расследование, к списку лиц, имеющих право на возмещение вреда, перечисленный в ч.2 ст.133 УПК РФ, не будет относиться, соответственно, суд не сможет присудить ему возмещение расходов.
 
Конституционный суд РФ, разъясняя смысл ч.2 ст.133 УПК РФ в своем определении  от 16.02.2006г. № 19-О разъяснил, что УПК РФ не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было принято решение о прекращении уголовного преследования, на том лишь основании, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении другого преступления. Из этого следует, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, не относятся подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы, из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки или ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его. Практика Верховного суда РФ также показывает, что если обвиняемый или подозреваемый оправдан или уголовное преследование прекращено по одному из преступлений, но признан виновным по другим преступлениям, то такой обвиняемый имеет право на частичную реабилитацию (Определение Верховного суда РФ № 5-О12-29). На нашем примере: в отношении бизнесмена возбуждали уголовные дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.176 УК РФ – незаконное получение кредита. Затем дела соединили и предпринимателю предъявили обвинение по ч.1 ст.176 УК РФ. В дальнейшем эти эпизоды были квалифицированы на ч.4 ст.159 УК РФ – мошенничество. В данном случае события были только переквалифицированы, действия остались, поэтому в этой переквалификации нельзя применить частичную реабилитацию. 
 
Постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное следователем, утверждено руководителем следственного органа. Данное согласование предусмотрено п.9 ч.1 ст.39 УПК РФ. Обязательное согласование с руководителем следственного органа также предусмотрено в случае вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела (ст.148 УПК РФ). Учитывая, что постановление о прекращении уголовного дела утверждено руководителем следственного органа, то следует полагать, что должностные лица следствия МВД приняли законное решение и оно согласовано коллективным анализом.  Следствие через тернии приняло законное решение о прекращении уголовного дела, но прокурор округа поспособствовал оставлению невиновного гражданина без права не реабилитацию. Прокуратура – надзирающий орган за следствием и, действительно, в соответствии со ст.37 УПК РФ прокурор не то что имеет, а обязан отменить незаконное постановление следователя. Согласно ч.4 ст.7 УПК РФ постановление следователя должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Если постановление не соответствует любому из данных критериев, то оно подлежит отмене. На таком принципе стоит и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Если постановление о прекращении уголовного дела в отношении бизнесмена не соответствовало этим критериям, то, действительно, прокурор округа имел право его отменить и направить уголовное дело на дополнительное расследование.
 
В случае вынесения постановления о прекращении уголовного дела его копия незамедлительно, как и копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, направляется прокурору (ч.1 ст.213 УПК РФ).  Копия прокурору направляется для того, чтобы прокурор срочно проверил законность его принятия и, в случае нарушения требований закона при его вынесении, принял незамедлительные меры прокурорского реагирования, а именно: признав постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным и необоснованным, прокурор в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа (ч.1 ст.214 УПК РФ).
 
Посмотрим, как согласно ведомственным инструкциям обязан действовать прокурор при получении постановления о прекращении уголовного дела или постановления о прекращении уголовного преследования. Данный регламент прописан в пунктах 1.12 – 1.13 Приказа Генеральной прокуратуры России от 02.06.2011г. №162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия": 
«1.12. В случае признания решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) незаконным или необоснованным выносить постановление согласно требованиям ст. 211 и ст.214 УПК РФ с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направлять руководителю следственного органа. При несогласии с решением нижестоящего прокурора о признании законным постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в соответствии с п.5.1 ч.2 ст.37 УПК РФ не позднее 14 суток с момента поступления материалов дела отменять незаконное процессуальное решение. Обращать внимание на факты неоднократного вынесения следственными органами постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования)  после возобновления производства по делу, оценивая при этом объем проведенных по делу следственных, а также иных процессуальных действий в период его возобновления. Производство дополнительного расследования по таким делам ставить на контроль, добиваться принятия законного и обоснованного процессуального решения. В необходимых случаях обращаться к вышестоящему прокурору с проектами актов прокурорского реагирования, адресованных руководителю вышестоящего следственного органа.
1.13. Наладить действенный надзор за исполнением законов в части соблюдения сроков предварительного следствия и своевременным принятием процессуальных решений по уголовным делам. Обеспечивая надзор за соблюдением положений, предусмотренных ст.6.1 УПК РФ, о разумном сроке уголовного судопроизводства, ориентировать руководителей следственных органов на незамедлительное представление прокурору копий постановлений о продлении срока предварительного расследования, а также принятых по делу процессуальных решений. В необходимых случаях запрашивать соответствующие сведения. В ходе осуществления надзора за соблюдением установленного законом порядка продления процессуальных сроков в случае возобновления предварительного следствия по приостановленному или прекращенному производством уголовному делу руководствоваться положениями определения Конституционного Суда РФ от 11.07.2006г. №352-О и другими его решениями по данному вопросу. Безотлагательно принимать меры реагирования по фактам неоднократного установления срока предварительного следствия одними и теми же руководителями следственного органа, если общая его продолжительность будет более чем на один месяц превышать срок, установление которого относится к их компетенции».
 
УПК РФ и приказ Генерального прокурора РФ предусматривают 14-дневный срок отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в случае незаконности и необоснованности его принятия. УПК РФ не предусматривает, что незаконное и необоснованное постановление можно отменить после 14 суток, однако и законодательного запрета нет на это. Раньше в уголовном процессе было положение о годичном интервале подачи надзорной жалобы после вступления приговора в законную силу, но потом это положение отменили. С одной стороны, в уголовном и уголовно-процессуальном правоприменении действует принцип: «что не запрещено законом, то позволено», с другой стороны, имеется регламент: 14-дневный срок отмены незаконного постановления. На нашем примере постановление о прекращении уголовного дела вынесено в октябре 2012г. Прокурор округа отменяет его накануне суда по реабилитации в августе 2015г., то есть отменяет спустя 34 месяца со дня принятия или спустя 2 года 10 месяцев, что является нарушением прокурором округа требований ч.1 ст.214 УПК РФ и пунктов 1.12 – 1.13 Приказа Генеральной прокуратуры России от 02.06.2011г. №162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия".
 
Следует учесть, что прокурор округа в августе 2015г. не имел право отменять постановление о прекращении уголовного дела по следующим основаниям: 
1) Прокурор округа на протяжении 2 лет и 10 месяцев был согласен с законностью прекращения уголовного дела в отношении бизнесмена, поэтому не отменял постановление о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям.
2) Прокурор участвовал во всех судебных заседаниях, где рассматривалось Требование реабилитированного о возмещении имущественного вреда, которых было большое количество, и, в случае незаконности принятия, прокурор давно бы, даже до первого заседания, отменил бы постановление о прекращении уголовного дела. Отсюда следует вывод, что прокурор округа в течение 2 лет и 10 месяцев считал законным и обоснованным постановление о прекращении уголовного дела. В суде прокурор признавал право бизнесмена на реабилитацию, только просил суд отказать в возмещении имущественного вреда. 
3) Обратите внимание на п.1.12 Приказа Генеральной прокуратуры России от 02.06.2011г. №162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия", где указано: «При несогласии с решением нижестоящего прокурора о признании законным постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в соответствии с п.5.1 ч.2 ст.37 УПК РФ не позднее 14 суток с момента поступления материалов дела отменять незаконное процессуальное решение», из которого следует допустить, что с законностью постановления о прекращении уголовного дела в отношении бизнесмена был согласен не только прокурор округа, но и прокурор региона. Факт согласия последнего подтверждается участием представителя прокуратуры региона в судебных процессах по реабилитации на региональном уровне во второй (апелляционной) инстанции, который также признавал право на реабилитацию, но возражал в удовлетворении возмещения вреда. Полагаю, что прокуратура региона также считала законным постановление о прекращении уголовного дела, поэтому не принимала мер по его отмене.  В августе 2015г. прокурор округа «переплюнул» позицию прокуратуры целого региона. Такое действие прокурора округа противоречит статьям 1 и 4 Федерального закона от 17.01.1992г. №2202-1-ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации", так как прокуратура составляет централизованную систему, где нижестоящий прокурор подчиняется вышестоящему, потому нижестоящий прокурор не может отменять решения вышестоящего и позиция нижестоящего прокурора определяется вектором видения вышестоящего прокурора.
4) Все судебные инстанции, начиная от районного суда вплоть до заместителя Председателя Верховного суда РФ, признали за бизнесменом право на реабилитацию. Вернувшееся в региональный суд дело должны были рассмотреть в региональном суде в том объеме материалов (их было предостаточно), при которых было вынесено оспоренное решение суда. Но в нашем случае дело спустили аж до суда первой инстанции, где уже появилось фокусное постановление прокурора округа об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Сравните, по закону при первоначальном объеме документов, когда не было интересного постановления прокурора округа, должны были принять решение о возмещении расходов, а когда дело вернулось и заново во второй раз стали рассматривать, в материалах появилось оно, то это совсем другой объем материалов, соответственно и другое решение. Если бы постановление прокурора округа было еще в деле при первом рассмотрении Требования реабилитированного о возмещении имущественного вреда, то бизнесмен не пошел бы вверх по судебным инстанциям и в ЕСПЧ. Возврат дела в суд первой инстанции, полагаю, допущено по ошибке. Апелляционная инстанция так же,  как первая, могла по существу рассмотреть Требование. К тому же, следует учитывать, что Требование о возмещении имущественного вреда должно было рассматриваться в упрощенном и ускоренном порядке.
 
Таким образом,  в августе 2015г. решение суда об отказе в удовлетворении Требования реабилитированного о возмещении имущественного вреда вынесено с учётом незаконного постановления прокурора округа от августа 2015г.
 
Исходя их этого, первый вариантдействия временно реабилитированного  полностью реабилитироваться - обжаловать решение суда от августа 2015г. о полном отказе в удовлетворении Требования реабилитированного в вышестоящие суды вплоть до Верховного суда РФ, но только этого будет недостаточно. Следует параллельно в соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона от 21.07.1994г. №1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" обратиться в Конституционный суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан (реабилитированного) неопределенностью статьи 214 УПК РФ (возможность отмены прокурором постановления о прекращении уголовного дела после 14 суток). К тому же, для этого у временно реабилитированного для Верховного суда РФ имеется конкретный негативный пример применения этой нормы УПК РФ прокурором округа. В случае рассмотрения жалобы в Конституционном суде РФ будет разрешена не только возможная будущая проблема других реабилитированных, но дело временно реабилитированного будет рассмотрено на вышестоящих инстанциях за пределами региональной прокурорской системы, где уже более 9 лет невиновный бизнесмен ведет борьбу за торжество справедливости и не находит прокурорской поддержки в восстановлении нарушенных прав гражданина и реабилитированного. 
 
После отмены прокурором в августе 2015г. постановления о прекращении уголовного дела уголовное дело в октябре 2015г. снова было прекращено в связи с отсутствием в действиях состава преступления. Можно допустить, что прокурор, руководствуясь ч.4 ст.7 УПК РФ и отсутствием законодательного запрета после 14 суток отменять постановление о прекращении уголовного дела, независимо от продолжительности срока истечения времени с даты вынесения постановления о прекращении уголовного дела может отменить его. В нашем случае, в обвинении инкриминировалось то, что бизнесмен один и тот же товар заложил в нескольких банках, и тем самым обманным путем получил кредиты, которые, якобы, заранее, не намеревался возвращать. Следствие не изымало документы по залогу, но твердо стояло на позиции обвинения, и прокурор, обязанный надзирать за законностью в органах следствия, почему-то тоже не видел значимость этих документов для объективного расследования уголовного дела. В суде банки предоставили залоговые документы и суд, осмотрев их, убедился, что бизнесмен никого не ввел в заблуждение и никого не обманывал, по разным кредитам в залог предоставлены разные товары и не было их двойного обременения, что подтвердили и сотрудники банка, проверявшие предмет залога. Версия обвинения, основанная на предположениях и желаниях любителей, была документально опровергнута, поэтому суд и оправдал бизнесмена. Какие свидетели могут изменить обстоятельства получения кредита после выяснения таких обстоятельств, после подтверждения их очевидцами событий и письменными документами?  И вот на этом фоне спустя более 2,5 года прокурор округа по формальным основаниям отменяет постановление о прекращении уголовного дела, создает документ для лишения невиновного права на реабилитацию, через суд утверждают положение лишенного права, а затем снова уголовное дело прекращается. Так прокурор округа в любом угодном для себя случае может бесконечное количество раз отменить постановление о прекращении уголовного дела и не дать возможность временно реабилитированному полностью реабилитироваться. Прокурор может отменить постановление о прекращении уголовного дела по формальным основанием: допросить гражданина, живущего через дом от бизнесмена, выяснить какой-либо вопрос у ранее допрошенных свидетелей и т.д., заранее зная, что это все равно железобетонные доказательства невиновности бизнесмена не устранит и на квалификацию событий и действий не влияет. Конституционное рассмотрение жалобы и разъяснит данную норму, поможет дать законную оценку действиям прокурора округа.   
 
Второй вариант действий временно реабилитированного по выходу из сложившейся ситуации также связано целью выйти из негативного влияния некоторых сотрудников региональной прокуратуры. Почему негативное? Тому масса фактов, начиная от множества грубых нарушений законности во время следствия и заканчивая затяжным сроком предварительного следствия (более 5,5 лет следственной волокиты, выход следствия за пределы разумного срока уголовного судопроизводства), на которые нет должного прокурорского реагирования. Для этого постановление прокурора округа от августа 2015г. об отмене постановления о прекращении уголовного дела надо обжаловать вышестоящему прокурору, вплоть до Генерального прокурора РФ. Шанс в этом направлении тоже есть. Тем самым до вышестоящих лиц можно донести, что творит прокурор округа, чтобы незаинтересованные вышестоящие должностные лица дали оценку действиям прокурора округа.
 
Третьим вариантом выхода из сложившейся ситуации является судебное закрепление законности и обоснованности очередного постановления о прекращении уголовного дела, после чего начать реабилитационный процесс в порядке главы 18 УПК РФ.
 
Четвертый вариант. Этот совет для тех, кто имеет право на реабилитацию и не желает оказаться в аналогичном круговороте невозможности получения возмещения материального вреда. Прежде чем идти в суд с Требованием о возмещении материального вреда в порядке главы 18 УПК РФ добейтесь от прокурора официального извинения за причиненный вред, связанный с уголовным преследованием. В части 1 ст.136 УПК РФ предусмотрено, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред. Данная норма прямо не обязывает прокурора приносить официальное извинение, поэтому прокуроры зачастую сами добровольно не выполняют данный делегированный им мандат. Получение данного официального извинения порой также не обходится без судебных баталий. Некоторые зададутся вопросом. Почему это вариант? Дело в том, что прокурор приносит официальное извинение не от имени себя, а имени государства (ч.1 ст.136 УПК РФ). Официально принесённое извинение от имени государства прокурор не может отменить. Извинение не является ни процессуальным действием, ни процессуальным решением. Официальное извинение от имени государства, принесенное прокурором, – это часть реабилитации, а постановление о прекращении уголовного дела, где в конце разъясняется право на реабилитацию, – это лишь объявление о возникновении такого права, которое в течение 14 суток может быть отменено прокурором. После получения в порядке ч.1 ст.136 УПК РФ официального извинения от имени государства прокурор не сможет и не имеет права отменить постановление о прекращении уголовного дела. В этом случае лицу, имеющему право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ, в суде не придется столкнуться с той аналогичной проблемой, которая встала поперёк невиновному в вышеописанной истории.
 
Что делает прокурор в судебном заседании по рассмотрению Требования реабилитированного о возмещении вреда, когда о нём ничего не указано в Главе 18 УПК РФ «Реабилитация», читайте в статье «Реабилитация: прокурор в реабилитации». О нюансах реабилитации читайте в статье «Права реабилитированного». В каких размерах реабилитированный может возместить адвокатские расходы, читайте в статье «Размер разумности издержек на услуги адвоката в уголовном судопроизводстве». Какой прокурор должен принести извинение реабилитированному? Когда прокурор принесёт извинения? Об этом читайте в статье «Извинения прокуроров: не ждите, добивайтесь». 
Подготовил: Адвокат Васильев А.Л.
  • 4 554

Рекламный блок

Партнеры