Услуги адвоката для потерпевших и виновных в ДТП

В случае дорожно-транспортного происшествия, предусмотренного ст.264 УК РФ, обе стороны претерпевают неприятные последствия. Виновнику, помимо получения повреждения автотранспортного средства, грозит уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до 9 лет, поэтому он примет все возможности, чтобы смягчить свое наказание либо вовсе избежать уголовной ответственности, для чего прибегает к услугам адвоката и последний начинает свою специфическую работу.
Потерпевшие, обычно, полагая, что виновника автоматически привлекут к уголовной ответственности и назначат достойное и соразмерное строгое наказание, ждут момента возмездия и торжества правды. Но час торжества иногда переходит в недели, месяцы и даже в года. Затем длительность ожидания переходит в беспокойство и потерпевшие обнаруживают, что их надежда на торжество не так уж ясна и перспективна. К этому времени очевидцы могут подзабыть некоторые моменты, на месте происшествия следы претерпевают изменения или вовсе теряются. Не всегда оправдываются ожидания потерпевших. Во избежание таких случаев потерпевшим также желательно воспользоваться услугой адвоката.

Приведу пример, когда потерпевшие обратились спустя две недели после ДТП. Несмотря на явные признаки состава преступления, уголовное дело не возбуждалось и данное продление органы обосновывали необходимостью проведения тех или иных мероприятий, а сами мероприятия откладывались по надуманным основаниям (нет времени, нет необходимых погодных условий и т.д.) Адвокатом было проведено свое собственное расследование, произведен сбор информации и доказательств, поданы ходатайства и взят на контроль над сроками вынесения решений по проверке и рассмотрению ходатайств. Ввиду множества допущенных нарушений при принятии решений должностными лицами правоохранительных органов адвокатом было подано множество жалоб в вышестоящие инстанции. В итоге, после тяжких усилий было принято решение о возбуждении уголовного дела по факту ДТП, однако и его расследование приобрело затяжной характер, а следственные действия стали проводиться вопреки закону логики в пользу интересов виновного лица, которое потом мог потерять качество «виновное».

Собранные адвокатом аргументы и факты стали достаточны для того, чтобы вышестоящее руководство следственного органа посчитало необходимым изъять уголовное дело из территориального органа и передать его для дальнейшего расследования в следственный орган субъекта Российской Федерации. Но и другой следователь на вышестоящем уровне также продолжил необъективно расследовать уголовное дело.

Так, по фактическим обстоятельствам дела погибший мотоциклист С., водители Б. и Ш. на своих автомобилях двигались в одном направлении. Последние наблюдали движение мотоциклиста в движении (сами ехали в своих авто). Следователь принял меры, чтобы создать доказательство вины мотоциклиста, точнее, даже их провел и изготовил. Он организовал следственный эксперимент, в ходе которого очевидца-водителя Б. поставил на обочину дороги и поставил ему задачу определить, с какой скоростью ехал мотоциклист перед столкновением. Сперва следователь велел статисту-мотоциклисту проехать перед Б. со скоростью 1ХХ км/ч. После первого заезда следователь у Б. спросил, с такой ли скоростью объезжал его мотоциклист С.? Б. ответил, что скорость движения С. он не может сказать, так как и проезд мотоциклиста наблюдал не с обочины, что он сам находился в движении, что измерения проводятся не логично. Следователь настойчиво спросил, хоть похожа, что С. так проехал. Б. ничего оставалось, как дать самого удивляющий положительный ответ. В протоколе следственного эксперимента следователь написал в утвердительной форме, что Б. на следственном эксперименте установил и указал, что С. перед столкновением ехал со скоростью 1ХХ км/ч.

По просьбе Б. статист-мотоциклист проехал со скоростью ХХ км/ч и экспериментатором был задан вопрос, аналогичный первому. Б. ответил как в первый раз. Тогда экспериментатор привел аргумент: как же так, если вы в первом случае признаете, что мотоциклист, вероятно, проехал со скоростью 1ХХ км/ч, а сейчас допускаете, что он, вероятно, может быть ехал и со скоростью ХХ км/ч, то сам по себе первый ответ исключает все иные варианты (скорости). С такой логикой экспериментатора Б. согласился. После чего другие два эксперимента проводились на скорости 1ХХ с разницей на 1 км/ч. В протоколе следственного эксперимента следователь указал, что мотоциклист С. в первом случае ехал со скоростью (1ХХ) км/ч, во втором  - (1ХХ-1) км/ч, в третьем – (1ХХ+1) км/ч.

Подобным же образом были проведены следственные эксперименты и с участием Ш.

В итоге, из протоколов следственных экспериментов следовал вывод, что мотоциклист С. перед столкновением в пределах населенного пункта двигался с превышением скорости.

Граждане должны подчиняться требованиям сотрудников полиции. Б. в указанном случае не мог настоять на своем перед настырностью и он по настоянию следователя подписал протокол следственного эксперимента, который в соответствии с УПК РФ является и считается доказательством по уголовному делу, тем самым следователем искусственно в нарушение законов логики и науки были созданы доказательства невиновности виновника и вины потерпевшего по уголовному делу.

Об абсурдности следственных экспериментов вышестоящему руководству следователя адвокатом было подано ходатайство о признании протоколов следственных экспериментов недопустимыми. Ходатайство адвоката руководством было удовлетворено, протоколы абсурдных экспериментов признаны недопустимыми и в дальнейшем исключены из числа доказательств.
 
Материалы уголовного дела Материалы уголовного дела
 
Также по ходатайству адвоката следователь был отстранен от расследования и уголовное дело было передано другому следователю, который довел дело до суда.
Учитывая, что согласно УПК РФ уголовные дела рассматриваются тем судом, на территории которого было совершено преступление, наше уголовное дело снова вернулось на прежнюю территорию, откуда его изымали для объективного расследования.
Решение суда первой инстанции не отвечало требованиям справедливого наказания и адвокатом была подана апелляционная жалоба, которая впоследствии была удовлетворена.
 
Решение по уголовному делу - апелляция

Информация по делу №22-5867/2014
Судья Клюшников С.С. №22-5867/2014
 
Скачать постановление апелляционного суда можно по ссылке: Скачать файл: 15297.zip [15.71 Kb] (cкачиваний: 39)
 
Текст постановления от 25 сентября 2014 года
 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Красногорск Московской области                                                                         25 сентября 2014 г.
 
Московский областной суд в составе:
председательствующего – судьи Лавровой Е.В.,
при секретаре Кричевской Н.Ю.
с участием прокурора Бастрыкиной Н.В.
осужденной Плеховой С.Б.
защитника - адвоката Кузнецова Н.Н.
потерпевшей Сапруновой И.Н.
представителя потерпевшей - адвоката Васильева А.Л.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Алябушева Р.Н., по апелляционным жалобам осужденной Плеховой С.Б. и ее защитника - адвоката Кузнецова Н.Н., представителя потерпевшего – адвоката Васильева А.Л. на приговор Истринского городского суда Московской области от 12 августа 2014г., которым

ПЛЕХОВА С.Б., <данные изъяты> осуждена по ч. 3 ст. 264 УК РФ к двум годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на три года шесть месяцев с возложением обязанностей.

Гражданский иск Морозова Д.А. передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Изложив содержание приговора, существо апелляционных представления и жалоб, заслушав выступление прокурора Бастрыкиной Н.В., поддержавшей доводы представления об изменении приговора суда, потерпевшую Сапрунову И.Н., ее представителя - адвоката Васильева А.Л., поддержавших доводы поданной жалобы и доводы апелляционного представления, осужденную Плехову С.Б. и ее защитника – адвоката Кузнецова Н.Н., поддержавших доводы своей жалобы об отмене приговора суда, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л:

Плехова С.Б. признана виновной и осуждена за нарушение при управлении автомобилем правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть С.., совершенное <данные изъяты> в <данные изъяты> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Алябушев Р.Н. с приговором суда не согласен, считает, что он не в полной мере соответствует закону и подлежит изменению.

В обоснование представления указал, что вопреки требованиям п. 4 ч. 1 ст. 307 УПК РФ суд не привел убедительных оснований для применения в отношении осужденной условного осуждения, что повлекло назначение несправедливого наказания и является существенным нарушением закона.

Считает, что одних только данных о личности осужденной при отсутствии смягчающих обстоятельств недостаточно для применения положений ст. 73 УК РФ. Плехова С.Б. не признала вину, не приняла мер для заглаживания вреда, пыталась переложить вину за произошедшее ДТП на погибшего мотоциклиста, поэтому с целью восстановления социальной справедливости за совершенное преступление наказание должно быть назначено в виде лишения свободы.

Также отмечает, что из резолютивной части приговора следует, что условным назначено как основное, так и дополнительное наказание, что противоречит положениям ч. 1 ст. 73 УК РФ.

Просит изменить приговор суда, исключить указание на применение условного осуждения в отношении как основного, так и дополнительного наказания.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшей – адвокат Васильев А.Д. с приговором суда не согласен, просит его отменить в связи с его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости и существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В обоснование жалобы указал на заинтересованность судьи, постановившем приговор, в назначении Плеховой условного наказания, что, по его мнению, подтверждается решением Московского областного суда об отказе в удовлетворении ходатайства об изменении подсудности рассмотрения уголовного дела.

Не согласен с назначением осужденной условного наказания, поскольку Плехова вину не признала, ущерб потерпевшим не возместила, прощения у потерпевших не попросила.

Отмечает противодействие при расследовании уголовного дела, которое, по мнению автора жалобы, происходило не без учета интереса Плеховой.

Указывает, что судья начал оглашение приговора, не предоставив первоначально Плеховой последнего слова, потом прервался, не стал оглашать приговор. Считает, что эти обстоятельства подтверждают, что судья заранее вынес приговор и назначил наказание, что является существенным нарушением законодательства.

Кроме того, суд оставил иск Морозова Д.А. без рассмотрения, хотя в силу закона должен был его рассмотреть. При этом гражданский истец Морозов в суд не вызывался, его права судом проигнорированы. Считает, что в случае установления судом причинения истцу крупного ущерба, наказание Плеховой было бы назначено с учетом отягчающего наказание обстоятельства – п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Просит отменить приговор суда и вынести новый обвинительный приговор.

В апелляционной жалобе осужденная Плехова С.Б. и ее защитник - адвокат Кузнецов Н.Н. с приговором суда не согласны, просят его отменить и постановить оправдательный приговор.

В обоснование жалобы указали, что вывод суда о виновности Плеховой противоречит обстоятельствам дела, принципам презумпции невиновности и состязательности сторон. Судебной проверке подлежала только версия обвинения о возможности предотвращения столкновения автомобиля и мотоцикла путем торможения мотоцикла в условиях, когда Плехова уже нарушила требования пункта 13.12 ПДД, не уступив дорогу мотоциклу.

Версия стороны защиты в нарушение ч. 2 ст. 14 УПК РФ ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании проверена не была.

Считают, что столкновение двух транспортных средств в конкретном дорожно-транспортном происшествии было обусловлено единственным обстоятельством – значительным превышением скорости мотоциклом под управлением погибшего С. Такое превышение скорости предопределило объективную невозможность для Плеховой заблаговременно предвидеть возможность появления на встречном направлении мотоцикла, а для самого мотоциклиста – невозможность предотвращения столкновения путем торможения.

Авторы жалобы приводят и анализируют показания свидетелей М.., К.., Ш.., Б.., считают, что их показания как очевидцев ДТП, свидетельствуют о невиновности Плеховой и не могут быть расценены как доказательства ее вины. Указанные свидетели показали о значительном превышении разрешенной скорости мотоциклистом в населенном пункте, превышающей 100 км/ч.

Указывают, что ни следствием, ни судом с точки зрения причинной связи с наступившими последствиями не исследовалась и проверялась версия о превышении мотоциклистом скорости движения. Вывод суда о том, что Плехова при осуществлении поворота не проявила должного внимания, является неправильным.

Полагают, что Плехова, как водитель с 18 летним стажем, не могла и не должна была предвидеть появления мотоциклиста на встречной полосе, приближающегося к перекрестку с большой скоростью, когда она выполняла безопасный для иных участников дорожного движения маневр поворота.

Считают, что Плехова не виновна в произошедшем ДТП, тогда как потерпевший Супрунов имеет стаж вождения менее одного года и за данное время дважды привлекался к административной ответственности за нарушения ПДД.

Проверив материалы дела, обсудив указанные доводы, суд считает приговор суда подлежащим изменению в связи с неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда о доказанности вины осужденной Плеховой С.Б. в нарушении ею как лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре, судебная коллегия находит правильными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основанными на полно и всесторонне исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку.

Так вина осужденной Плеховой С.Б. подтверждается:
- показаниями свидетелей Ш.., Б.., Ч.., К.., которые на своих транспортных средствах двигались в попутном направлении с мотоциклом, пояснившими, что мотоциклист перед столкновением ехал впереди них по левой полосе движения, не создавая при этом помех для движения и перед мотоциклом каких-либо транспортных средств не было. Ш. отметила, что автомобиль Мицубиси Аутлендер, двигавшейся во встречном направлении, в непосредственной близости от мотоциклиста начал поворачивать налево, в результате чего произошло столкновение между этой автомашиной и мотоциклом на полосе движения мотоциклиста. Свидетель Ч. указал, что в момент поворота автомобиль Мицубиси Аутлендер находился примерно в 40-50 метрах от движущегося мотоцикла. При проведении следственного эксперимента свидетель Ч.. подтвердил свои показания, расставил транспортные средства перед дорожно-транспортным происшествием, при этом с водительского места автомобиля мотоцикл был виден полностью;
- показания свидетеля М, допрошенного в судебном заседании суда апелляционной инстанции по ходатайству стороны защиты, пояснившего, что он на своем автомобиле следовал за автомашиной Мицубиси Аутлендер и видел, как водитель последний включил указатель левого поворота и снизил скорость. Когда автомобиль Мицубиси повернул, он продолжил движение с ускорением, на перекрестке услышал звук, похожий на взрыв, лобовое стекло его автомобиля было повреждено. Момента ДТП он не видел, как не видел мотоциклиста, двигавшегося по встречной полосе движения;
- протоколом осмотра места происшествия, которым было зафиксировано место дорожно-транспортного происшествия на полосе движения мотоцикла;
- протоколом дополнительного осмотра места происшествия (с участием Плеховой С.Б., ее защитника), из которого следует, что расстояние удаления встречного автомобиля от передней части автомобиля Мицубиси Аутлендер в момент начала совершения маневра левого поворота составило 48,5 метров; с рабочего места водителя автомобиля Мицубиси Аутлендер, находящегося в месте начала выполнения левого поворота, встречный мотоциклист был виден на пути его следования;
- заключениями автотехнических судебных экспертиз, согласно выводам которых место столкновения автомобиля Мицубиси Аутлендер и мотоцикла располагалось на стороне проезжей части мотоцикла, водитель Плехова С.Б. должна была руководствоваться п. 13.12 Правил дорожного движения РФ, водитель мотоцикла при движении со скоростью 60 км/ч не имел технической возможности предотвратить столкновение с автомобилем Мицубиси Аутлендер путем торможения;
- заключением судебно-медицинской экспертизы о телесных повреждениях, причиненных С. в результате дорожно-транспортного происшествия, согласно которому между причиненными С. телесными повреждениями и его смертью имеется прямая причинно-следственная связь.
Кроме того, вина осужденной подтверждается показаниями понятых С.., Р.., С., Б.., протоколами проверки показаний на месте свидетелей Б.., М.., Ш.. и другими доказательствами.

Дав надлежащую оценку приведенным в приговоре, указанным выше доказательствам в совокупности, суд мотивировано пришел к выводу об их относимости, достоверности и допустимости, и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденной Плеховой С.Б. в том, что она <данные изъяты>. около 20.25 нарушила требования п.п. 1.3, 1.5, 10.1, 13.12 Правил дорожного движения РФ и эти нарушения находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями.

Вывод суда о том, что приведенные в приговоре показания свидетелей, данные на предварительном следствии и в судебном заседании, являются последовательными, непротиворечивыми обоснован, с указанным выводом судебная коллегия согласна.

Оснований для иной оценки доказательств, о чем по существу ставится вопрос в апелляционной жалобе осужденной Плеховой С.Б. и ее защитника, судебная коллегия не усматривает.

Версия подсудимой о непричастности к совершению преступления, о том, что причиной дорожно-транспортного происшествия стало не нарушение ею правил дорожного движения, а нарушения потерпевшим скоростного режима, судом надлежащим образом проверялась, обоснованно признана не нашедшей своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, опровергнутой приведенными в приговоре доказательствами.

Юридическая квалификация действий осужденной Плеховой С.Б. по ч.3 ст.264 УК РФ является правильной.

Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, были судом разрешены и по ним приняты обоснованные решения, нарушения принципа состязательности сторон при рассмотрении уголовного дела судом допущено не было. Сторонам, участвующим в деле, были предоставленные равные права для исполнения ими процессуальных обязанностей. Отводов судье, председательствующему по делу, участниками судебного разбирательства в судебном заседании заявлено не было.

Нарушения права на защиту осужденной в ходе рассмотрения уголовного дела допущено не было. Приговор судом постановлен после удаления в совещательную комнату после последнего слова Плеховой С.Б., что следует из протокола судебного заседания.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, в том числе и по доводам жалобы представителя потерпевшей – адвоката Васильева А.Д. в ходе судебного разбирательства не допущено.

Вид и размер наказания осужденной Плеховой С.Б. судом определены правильно, с учетом данных о личности осужденной, отсутствия смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 389.15 УПК РФ, в связи несправедливостью приговора вследствие мягкости назначенного наказания.

Согласно ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Из положений ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ следует, что в случае назначения по приговору наказания, не соответствующего тяжести преступления, личности осужденного, либо наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости, такой приговор признается несправедливым.

Таким образом, одним из критериев оценки приговора на его соответствие требованиям законности и справедливости является назначенное судом наказание. В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Положения ст. 60 УК РФ обязывают суд назначать лицу, признанному виновным в совершении преступления, справедливое наказание. Согласно ст. 6 УК РФ справедливость назначенного подсудимому наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Обязанность суда учитывать при назначении наказания характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, вытекает и из положений ч. 3 ст. 60 УК РФ.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может постановить считать назначенное наказание условным только в том случае, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. При этом суд должен учитывать не только личность виновного и смягчающие обстоятельства, но и характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

По настоящему делу указанные выше требования закона выполнены не в полной мере.

Как видно из приговора, решая вопрос о применении к Плеховой С.Б. условного осуждения, суд сослался лишь на данные о ее личности, а также на конкретные обстоятельства совершенного преступления, не указав при этом какие именно обстоятельства он имеет в виду. При этом характер, степень общественной опасности совершенного преступления и все фактические обстоятельства его совершения суд в достаточной степени не учел.

Вместе с тем, из фактических обстоятельств совершенного преступления следует, что Плеховой С.Б. было допущено грубое нарушение правил дорожного движения при выполнении маневра левого поворота в непосредственной близости от движущегося во встречном направлении мотоцикла, в результате чего водитель мотоцикла погиб.

При таких обстоятельствах судом безосновательно применены положения ст. 73 УК РФ к назначенному Плеховой С.Б. наказанию. Доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы представителя потерпевшей в этой части о несправедливости приговора являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Обоснованными являются также доводы апелляционного представления о назначении судом условного осуждения применительно к дополнительному наказанию, назначенному Плеховой С.Б. вопреки положений ч. 1 ст. 73 УК РФ.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из приговора суда указание на применение ст. 73 УК РФ при назначении Плеховой С.Б. наказания и направить Плехову С.Б. для отбывания наказания в колонию - поселение в соответствии с положениями с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Кроме того, суд апелляционной инстанции считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора указание о передаче гражданского иска Морозова Д.А. на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в материалах уголовного дела искового заявления Морозова Д.А. не содержится.

Иных нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора суда по иным основаниям, по делу не установлено, в остальном приговор отвечает требованиям статьи 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.18, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

п о с т а н о в и л :
 
Приговор Истринского городского суда Московской области от 12 августа 2014г. в отношении ПЛЕХОВОЙ С.Б. изменить:
Исключить из приговора указание на применение положений ст. 73 УК РФ при назначении наказания Плеховой С.Б.
Назначить Плеховой С.Б. отбывание наказания в виде лишения свободы сроком на два года в колонии – поселении с самостоятельным следованием в колонию-поселение. Срок наказания исчислять со дня прибытия в колонию поселение.
Исключить из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора указание о передаче гражданского иска Морозова Д.А. на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
В остальной части этот же приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденной Плеховой С.Б. и ее защитника – адвоката Кузнецова Н.Н. - без удовлетворения. Апелляционное представление государственного обвинителя удовлетворить полностью, апелляционную жалобу представителя потерпевшей – адвоката Васильева А.Л. – удовлетворить частично.
Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский областной суд в течение одного года со дня его оглашения.
 
Председательствующий Е.В.Лаврова
 
Таким образом была достигнута справедливость для потерпевших в этом ДТП. Однако услуги адвоката необходимы и для потерпевших и для виновных в ДТП. От своевременного обращения к адвокату зависит многое, если не всё.
  • 2 815