Ходатайство о признании недопустимым протокола допроса подозреваемого

Мещанский районный суд
от адвоката Васильева Алексея Львовича
по уголовному делу
 
Ходатайство о признании недопустимым протокола допроса подозреваемого

дд.мм.гггг. у ФИО11 сотрудники провели обыски на даче (т.21 л.д.206-210), в квартире (т.21 л.д.216-218), в фирме (т.21 л.д.242-245), осматривали содержание трех телефонов (т.22 л.д.29-33), трех ноутбуков (т.21 л.д.232-234). Из шести обвиняемых по уголовному делу только единственный ФИО11 задерживался в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ. Из показаний ФИО11 обстоятельства происходили в следующей последовательности: 
 
На первом допросе ФИО11 следователю ничего не смог пояснить про деньги, поступившие из Фонда на счет ООО «Б». Следователь попросил его «закольцевать» ситуацию. ФИО11 спросил, а как это «закольцевать», на что следователь пояснил, чтобы ФИО11 объяснил, куда дальше деньги ушли. ФИО11 ответил, что он этого не знает и не может пояснить, после чего следователь сказал: «Ну, тогда поедете в изолятор временного содержания». ФИО11: «В тюрьму зачем меня?», на что следователь сказал: «Иди, пойди, подумай», после чего ФИО11 поместили в ИВС.
 
дд.мм.гггг. ФИО11 дал аналогичные показания, что и в качестве свидетеля. После этого следователь ФИО11 поставил условие: либо ФИО11 «закольцовывает», подпишет протокол и он его отпускает, либо дальше будет сидеть в местах лишения свободы. В это время супруга ФИО11 с двумя малолетними детьми 4-х лет и 2-х лет жила одна. ФИО11 являлся генеральным директором ООО «Ф», где работает 450 сотрудников, и все договора и банковские платежи проходили только с его подписью и без его присутствия весь его бизнес мог разрушиться. К тому же, в этот момент его 87-летней неходячей матери нужен был постоянный уход и забота. 
 
На следующий день дд.мм.гггг. следователь к ФИО11 в ИВС приехал с готовым протоколом. ФИО11 под давлением вышеуказанных семейных обстоятельств и под обещание следователя, что если он подпишет этот протокол, отпустит его на свободу и не будет подвергать уголовному преследованию, подписал его, после чего через 3 часа оказался на свободе.
 
Из двух первых абзацев этого протокола допроса подозреваемого ФИО11 следует, что подозреваемый ФИО11 сперва дал ФИО12 $$ рублей, потом ФИО12 вернул ФИО11 $$ рублей, однако из последнего абзаца следует, что сперва ФИО11 поступили деньги и лишь после этого он эквивалентную сумму отдал ФИО12. 
 
Подсудимый ФИО11 в ходе следствия и в суде показал, что изложенное в протоколе его допроса в качестве подозреваемого от дд.мм.гггг. выдумано и составлено следователем, а он эти показания подписал вынуждено: во-первых, под давлением в обмен на выход на свободу, так как следователь обещал в этом случае не подвергать его дальнейшему уголовному преследованию, а, самое главное; во-вторых, его престарелая лежачебольная мама 87-и лет нуждалась в постоянной его опеке и уходу, также нуждались в его заботе и внимании две малолетние дети; в-третьих, производственная организация ООО «Ф», состоящая из более 450 сотрудников, в которой ФИО11 являлся генеральным директором, после двухдневного его отсутствия могла приостановить свою деятельность, а бизнес разрушиться. ФИО11 вообще отрицает причастность к истории с $$$ рублей, так как он уже в это время генеральным директором ООО «Б» не являлся и к его деятельности и к ведению его расчетного счета в июне гггг. отношения не имел, также показал, что $$$ рублей между подсудимыми не распределял, ФИО12 таких денег не передавал. Таким образом, в материалах уголовного дела имеется три разных историй с участием ФИО11 по отношению $$$ рублей, интересующих суд.
 
Даже простому необразованному человеку видно, что в этом протоколе допроса подозреваемого ФИО11 изложено двоякое развитие истории одного и того же события, исключающие друг друга, и ни одна из этих историй не имеет прерогативу, что подтверждено Заключением специалиста (лингвиста) №ххх от дд.мм.гггг., проведенное по инициативе адвоката, а также допросом специалиста в суде от дд.мм.гггг., которыми установлено, что указанные в протоколе варианты последовательности событий имеют равную силу, то есть ни одна из них не является преобладающей. Указанное в этом протоколе допроса подозреваемого обстоятельства не только противоречат друг другу и исключают друг друга, но так же оба эти варианта противоречат документальному доказательству, а именно, выписке по счету, согласно которой, на счет ООО «Б» перечислены не $ рублей, как указано в протоколе допроса подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг., а $$$ рублей. Суммы фактически перечисленных денег и указанная в этом протоколе допроса подозреваемого не сходятся. Если бы это было чистосердечное показание, ФИО11 должен был бы, по идее, назвать точную сумму. Это снова подтверждает, что в протоколе допроса подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг. изложены выдуманные обстоятельства, не соответствующие действительности.
 
ФИО11 в суде не подтвердил показания, изложенные в протоколе его допроса в качестве подозреваемого от дд.мм.гггг. Из протокола допроса подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг. невозможно установить, какая из двух историй, изложенных в нем, имеет прерогативу и какую из них надо брать за основу и истину. Этот протокол не обладает качеством доказательства, как основанное на выдумке и предположении, ибо объективная истина может быть только одна.

Согласно ч.1 ст.88 УПК РФ каждое доказательство должно подлежать оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Если руководствоваться данным принципом осуществления правосудия, Протокол допроса подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг. даже сам по себе без сравнения с другими доказательствами является недостоверным и прошу суд учесть данное обстоятельство, признать его недостоверным и не принимать его во внимание при вынесении окончательного решения по уголовному делу.  
 
Кроме признания данного протокола недостоверным, он должен быть также признан недопустимым по следующим основаниям:
 
А)    дд.мм.гггг. на расчетный счет ООО «Б» №хххххх, подконтрольному, по версии следствия,  преступной группе, зачислены $$$ рублей, по версии обвинения похищенные мошенническим образом из Фонда социального страхования Российской Федерации, и в соответствии с пунктом 12 постановления Пленума Верховного суда РФ №51 от 27.12.2007 г. "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" данную дату, то есть дд.мм.гггг., следует считать днем окончания мошенничества.
 
Действие ФИО11, не входившего по утверждению обвинения в преступную группу и не осведомленного о преступных действиях преступной группы, по продлению несуществующего в природе Договора обслуживания банковского счета №хххххх, произведенного дд.мм.гггг., то есть после окончания преступления, не охватывается составом мошенничества. Согласно вышеуказанному утверждению обвинения, ФИО12 вступил с ФИО11 в преступный  сговор на завладение деньгами, поступившими на расчетный счет ООО «Б»,  не ранее дд.мм.гггг, после того, как $$$ рублей зачислены на счет ООО «Б».
 
Верховный суд РФ так и указывает, что мошенничество может иметь место только в случае, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.
 
При законном подходе к оценке событий ФИО11 не мог являться каким-либо соучастником преступления, в том числе и пособником, а в его действиях нет даже события преступления. Каких-либо других составов преступлений, следствие в действиях ФИО11 не усматривает. Таким образом, дд.мм.гггг. у следствия не имелось оснований подозревать ФИО11 к причастности к мошенническому завладению $$$ рублей,  а тем более задерживать его в порядке ст.91 и 92 УПК РФ.  
 
Б)     дд.мм.гггг. с 08 час 49 мин до 15 час 10 мин в квартире ФИО11 в присутствии последнего проводили обыск (т.21 л.д.216-218) В тот же день дд.мм.гггг. с 19 час 50 мин до 22 час 25 мин следователь ФИО11 допрашивал в качестве свидетеля (т.22 л.д.3-9), то есть на данный момент у следователя не было оснований и фактов подозревать ФИО11 в причастности к какому-либо преступлению. При этом допросе ФИО11 дал показания, не подтверждающие и исключающие его отношение к какому-либо преступлению. Спустя 5 минут после этого допроса, а именно в 22 час 30 мин следователь, никуда не выходя из кабинета и не покидая поле зрения ФИО11 и его адвоката, что исключает получение следователем каких-либо дополнительных доказательств, задержал ФИО11 в порядке ст.ст.91 и 92 УПК РФ. Если в 22 час 25 мин не было никаких оснований для задержания ФИО11, то при указанных обстоятельствах, в 22 час 30 мин оснований для задержания ФИО11 также не было, не могло быть и не имелось. В протоколе задержания подозреваемого ФИО11, составленного дд.мм.гггг. в 22 час 30 мин, следователь в качестве основания задержания подозреваемого указал: «п.2 ч.1 ст.91 УПК РФ, то есть на ФИО11 указали как на лицо, совершившее преступление ст.159 ч.4 УК РФ» (т.22 л.д.10-14). Даже после задержания дд.мм.гггг. подозреваемый ФИО11 продолжал давать те же показания, что и в качестве свидетеля (т.22 л.д.16-19).
 
Ложь и обман следователя, примененные им для незаконного задержания ФИО11 в порядке ст.ст.91 и 92 УПК РФ, подтвердил сам следователь: 
 
дд.мм.гггг. адвокат Васильев А.Л. следователю, ведущему следствие, подал ходатайство провести очные ставки между ФИО11 и лицами, утверждающими, что ФИО11 был осведомлен о совершаемом или совершенном преступлении, находился с ними в сговоре на совершение преступления (т.22 л.д.87). В этот же день дд.мм.гггг. следователь своим постановлением отказал в удовлетворении данного ходатайства, мотивируя следующим (дословно): «Указанное ходатайство рассмотрено по существу и не подлежит удовлетворению, поскольку ФИО12, с которым ФИО11 вступил в преступный сговор, скончался дд.мм.гггг., в связи с чем допросить его по уголовному делу не представляется возможным» (т.22 л.д.88). Тем самым следователь признал, что у него не было свидетеля, который указал на ФИО11 как на лицо, совершившее преступление, то есть у следователя не было оснований для задержания ФИО11 в порядке ст.91 и 92 УПК РФ, а написанное им в протоколе основание задержания выдумано и не соответствует действительности. 
 
Таким образом, задержание ФИО11 произведено в нарушение закона и целью его применения явилось принуждение ФИО11 к даче угодных следствию показаний, соответственно, и показание подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг. добыто в нарушение норм УПК РФ. Подсудимый ФИО11 в суде не подтвердил показания, изложенные в Протоколе его допроса в качестве подозреваемого от дд.мм.гггг.
 
В ходе следствия адвокат Васильев А.Л. трижды следователю подавал ходатайство признать недопустимым Протокол допроса ФИО11 в качестве подозреваемого от дд.мм.гггг. (т.22 л.д.99; т.26 л.д.300-301, 305-306) и даже для убедительности ходатайствовал назначить соответствующие экспертизы, однако следователь в удовлетворении всех ходатайств отказал (т.22 л.д.100-101; т.26 л.д.302-303; 307-308) Кроме того, дд.мм.гггг. защита ФИО11 и перед прокурором ходатайствовала признать недопустимым Протокол допроса ФИО11 в качестве подозреваемого от дд.мм.гггг. и снова нам в удовлетворении было отказано (письмо №ххх от дд.мм.гггг. приобщено). 
 
Согласно ч.2 ст.75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания, основанные на догадке, предположениях и слухе и иные доказательства, полученные с нарушением УПК РФ. На основании вышеизложенного, 
 
прошу:
  • признать недопустимым Протокол допроса подозреваемого ФИО11 от дд.мм.гггг., а также исключить его из числа доказательств, как полученного с нарушением требований УПК РФ, и не учитывать при вынесении приговора.
  • 3 953

Рекламный блок

Партнеры