Ходатайство о признании недопустимым протокол осмотра документов

Федеральному судье
Королевского городского суда 
от адвоката Васильева Алексея Львовича 
по уголовному делу №1-230/2013
 
Ходатайство о признании недопустимым доказательством протокол осмотра документов

В суде в качестве доказательства обвинение огласило составленные следователем: Протокол осмотра документов от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.175-178), Постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.179-182), Постановление о передаче вещественных доказательств на ответственное хранение от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.183), Постановление о невозможности предъявления вещественных доказательств от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.184), касающиеся, якобы, вещественных доказательств - пяти денежных «купюр», изъятых дд.мм.гггг. с места происшествия. 
 
Все указанные доказательства содержат необъективную информацию, противоречащую материалам уголовного дела.  Так первый документ, составленный следователем в отношении изъятых «улик» – денежных «купюр», является Протокол их осмотра от дд.мм.гггг. В ходе следствия и суда установить наличие вещественных доказательств и обозреть их не представилось возможным в виду их отсутствия у суда и следствия. Их нигде нет, тогда как по Инструкции по хранению вещественных доказательств и УПК РФ они должны были храниться в следственном отделе.
 
Протокол осмотра от дд.мм.гггг., как и протокол допроса свидетеля ФИО33, является сфальсифицированным по причине того, что у следователя не было в наличии указанных денежных вещественных доказательств и потому он их не мог обозреть и осмотреть, принимать по ним решения. Из материалов уголовного дела следует, что дд.мм.гггг. пять бумаг, похожие на денежные купюры, с места происшествия изъяли сотрудники полиции в ходе оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», по результатам которого составили Протокол осмотра места происшествия. Далее сотрудники полиции изъятое следователю, так и, вообще, в следственный отдел не передавали, что подтверждается всеми материалами уголовного дела и сопроводительным письмом заместителя начальника полиции МУ МВД «изъято» от дд.мм.гггг. №ххх (т.1 л.д.26-27), из которого следует, что в следственный отдел  5 (пять) купюр не передавались, соответственно следователь их не мог осматривать. Невозможно осматривать то, чего нет.
 
Это подтвердилось и показаниями свидетеля ФИО16, данными в суде дд.мм.гггг., который показал, что «купюры» ему передавались в начале лета хххх года в июне-июле месяце. Однако согласно сомнительному Постановлению о передаче вещественных доказательств на ответственное хранение от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.183) «бумажки-купюры» передавались ФИО16 зимой в феврале ггггг. Снова видно, что следователь пишет протоколы-сказки и постановления-небылицы, содержащие недостоверные и необъективную информацию.
 
Таким образом, у следователя вообще не было в наличии вещественных доказательств в виде наподобие денежных купюр, а настоящих денег тем более. При таких условиях следователь вообще не имеет права утверждать, писать в документах, что осматривал денежные купюры, что Николаевой С.К. передавались деньги. Ничем это не доказано и не подтверждено. 
 
Статья 240 УПК РФ устанавливает, что в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, в том числе суд осматривает и вещественные доказательства, и приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Вещественные доказательства деньги в судебном заседании не исследовались.
 
Пленум Верховного суда РФ в постановлении №1 от 29.04.1996г. «О судебном приговоре» также указывает, что суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом. Денег нет - нет оснований обсуждать, ссылаться и указывать на «деньги».  
 
Что касается «понятых» ФИО12 и ФИО13, «присутствовавших», якобы, при осмотре вещественных доказательств, которые подтверждают осмотр «денег», то защита просит суд отнестись к ним также критически по следующим основаниям:
Во-первых, никто не может подтвердить, что осматривались настоящие денежные купюры, а не их подражатели. Купюр нет, экспертиза подлинности купюр не проводилась и утверждать, что осматривались купюры, нет оснований.
 
Во-вторых, у следователя вообще в наличии вещественных доказательств в виде 5 (пяти) купюр не было.

В-третьих, согласно ст.60 УПК РФ понятой - не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо и ими не могут быть участники уголовного судопроизводства. ФИО12 и ФИО13 являются свидетелями по уголовному делу. Кроме того, ФИО12 является не только подручным следователя, а является подручным всего следственного отдела. Последнее хорошо видно из Графика ознакомления обвиняемой и ее защиты с материалами уголовного дела (т.3 л.д.21) из событий дд.мм.гггг. В указанный день руководитель следственного отдела  ознакомление с материалами уголовного дела вообще хотел поручить общественному помощнику следственного отдела ФИО12, так он его представил адвокату и это отражено в протоколе. Лишь после замечания адвоката, что ФИО12 не принимал дело к своему производству, руководитель следственного отдела одумался и тогда лично сам провел ознакомление. Из изложенного и указанного в Графике записей видно, что ФИО12 зависим от руководителя следственного отдела, готов выполнить любые их просьбы, а раз следственный отдел заинтересован в исходе настоящего уголовного дела, то и ФИО12 действует в их интересах, то есть тоже заинтересован в исходе дела. 
Что касается второго понятого ФИО13, то он является другом ФИО12 и они вместе учились в школе, данный факт ФИО13 подтвердил на допросе в суде. Соответственно он друга везде поддержит, распишется, если его попросит друг. ФИО13 не участвовал в осмотре документов совместно с подсудимой и ее адвокатом, однако он в протоколах расписался, что в них участвовал, и даже поменяв показания, в конце судебного процесса дал показания в качестве свидетеля, что он участвовал в этих осмотрах.
 
В-четвертых, никто из понятых не может утвердить, что они осматривали настоящие денежные купюры, однако при этом оба понятых расписались, что они осматривали денежные купюры. Подлинность купюр может определить лишь специалист и то, лишь после необходимых исследований, а таких исследований и экспертиз по делу не проводились. 
 
Из изложенного следует, что указанные понятые являются подручными следователя и всего следственного отдела, поэтому к их подписям в документах с недостоверными данными, опровергающими материалами уголовного дела, защита относится и просит суд отнестись критически и с недоверием.
 
Таким образом, Протокол осмотра документов от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.175-178) содержит недостоверные утверждения, данные и осмотр денег вообще невозможно было произвести в виду их отсутствия у следствия, а понятые – подручные следователя и потому не могли быть даже понятыми. Согласно ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ и конституционных прав, являются недопустимыми и при таких условиях в соответствии с ч.2 ст.88 УПК РФ суд такое доказательство, то есть Протокол осмотра документов от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.175-178) должен признать недопустимым.
            
Учитывая, что у следователя денежных купюр не было, то он в своих: Постановлении о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.179-182), Постановлении о передаче вещественных доказательств на ответственное хранение от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.183), Постановлении о невозможности предъявления вещественных доказательств от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.184) не имел права указать ложные сведения, как о проведении с ним процессуальных действий, принятии решений по ним и, вообще, указать в документах слова «деньги» и «денежная купюра», так как никакими экспертизами не установлено, что с места происшествия дд.мм.гггг. изъяты денежные купюры, а не денежные «подражатели». Кроме того, если даже какие-то бумажки передавали ФИО16, то они передавались в июне-июле гггг., что опять говорит о том, что эти постановления содержат даже неверные даты. Соответственно, по вышеперечисленным причинам упомянутые постановления являются недопустимыми и незаконными и их следует признать таковыми. 
 
По указанным же причинам следует признать недопустимым и Акт осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.47-49), который государственный обвинитель огласил суде в качестве доказательства обвинения. Во-первых, не установлено, что указанные в этом Акте денежные купюры это были настоящие деньги или денежные купюры; Во-вторых, указанное оперативное мероприятие Акт осмотра и выдачи начат еще в 14 час 20 мин и окончен в 14 час 30 мин, а ФИО16 обратился с заявлением в полицию лишь в 15 час 10 мин, то есть оперативное мероприятие проводилось вне рамках оперативного дела, иначе – незаконно, а согласно ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ, то есть  Акт осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг. (т.1 л.д.47-49) в соответствии со ст.ст.75 и 88 УПК РФ должен быть признан недопустимым. В-третьих, понятой ФИО14, который числится понятым в Акте осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг., в суде показал, что он дд.мм.гггг. не участвовал в осмотре и выдаче денег ФИО16 и этого человека он не знает.  
            
Таким образом, данный Акт осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг., также содержит недостоверные данные, осмотр проведен в нарушение ч.1 ст.177 УПК РФ, без присутствия и наличия одного понятого, то есть, составлен с нарушением требований норм УПК РФ. Согласно ч.1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и использоваться для доказывания любых из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ. В соответствии с п.3 ч.2 ст.75 и ч.2 ст.88 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением УПК РФ, следует признать недопустимым.
 
В-четвертых, в соответствии с ч.1.2 ст.144 УПК РФ, где указано, что полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств, лишь при условии соблюдения положения статей 75 и 89 УПК РФ,  и по этим основаниям упомянутый Акт осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг. также не может использоваться в качестве доказательства по уголовному делу. При таких обстоятельствах, руководствуясь ст.ст.75, 88, 89, 144 УПК РФ, 
 
прошу:
 
признать недопустимым доказательством: 
  • протокол осмотра предметов (документов) от дд.мм.гггг.;
  • акт осмотра и выдачи денег от дд.мм.гггг.;
и не использовать их для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.
 
Адвокат А.Л.Васильев
 
Решение по данному ходатайству адвоката Васильева А.Л. смотрите в «Выигранные дела»
  • 5 971