Ходатайство о признании недопустимым объяснения

Судье Королевского городского суда
от адвоката Васильева Алексея Львовича
по уголовному делу №1-230/2013
 
Ходатайство о признании недопустимым объяснения

В материалах уголовного дела имеется объяснение Николаевой С.К., датированное дд.мм.гггг., составленное оперуполномоченным отдела ЭБ и ПК МУ МВД России «изъято» ФИО11.
 
В тексте объяснения имеются предложения: «в середине мая гггг года …….я приняла от ФИО16 денежные средства в размере 5000 рублей…..В дальнейшем я планировала потратить данные денежные средства на собственные нужды». В конце документа имеется рукописная надпись «С моих слов напечатано верно, мною прочитано. дд.мм.гггг. Николаева (подпись) опросил (подпись) ФИО11.
 
Из материалов уголовного дела следует, что дд.мм.гггг. сотрудники полиции МУ МВД России «изъято» по главе со следователем в период с 16 час 25 мин до 17 час 00 мин в кабинете директора ГБУ МОЦРИ  по адресу: ххх, проводили осмотр места происшествия с участием директора Николаевой С.К., целью которого, как следует из протокола, являлась фиксация на столе директора пяти купюр достоинством 1 000 рублей (всего 5 000 рублей). В ходе осмотра места происшествия Николаевой С.К. было плохо, нуждалась в медицинской помощи и потому ей дважды через маленький промежуток времени давали возможность принять лекарства. Следует иметь в виду, что Николаева С.К. страдает рядом тяжких заболеваний. При этом ей запрещали выходить из кабинета в поисках лекарств. Сразу после завершения осмотра сотрудники полиции указали Николаевой С.К. проехать вместе с ними, что последняя вынуждена была сделать. В неустановленном здании был проведен опрос, составлялись некие документы, название которых Николаева С.К. до опроса дд.мм.гггг. не знала. Во время опроса дд.мм.гггг. после предъявления документов (двух протоколов явки с повинной), а также на допросе в качестве подозреваемой от дд.мм.гггг. Николаева С.К. поясняла, что не помнит, что дд.мм.гггг. писала явки с повинной. Указанные документы написаны ей под диктовку сотрудников полиции. Указывала, что денег себе не присваивала и просила сотрудников полиции в документах изложить правильные обстоятельства. Лишь последнее обстоятельство она запомнила, потому что это ее зацепило за душу, так как денег себе не присваивала и не собиралась присваивать, а в документах сотрудниками полиции было написано, что она деньги собиралась присвоить себе.
 
Из анализа объяснения и двух протоколов явки с повинной от дд.мм.гггг., составленных с участием Николаевой С.К., следует, что указанное выше замечание Николаева С.К. могла делать только по объяснению, ибо в протоколах явки с повинной нет предложений, несущих смысл о том, что она деньги собиралась присвоить себе. Получается, замечание Николаевой С.К. были сделаны по тексту объяснения от дд.мм.гггг. Однако, в конце объяснения не указано, что Николаева С.К. имела замечание по поводу написанного. Кроме того, в объяснении даже не указано, что ей было объяснено, что она имеет право делать замечание к написанному. 
 
В соответствии со ст.166 и ст.167 УПК РФ, регламентирующих порядок проведения действий, предусмотренных уголовным судопроизводством, и форму составления документов в ходе их проведения, одним из обязательных элементов при составлении документов является предъявление документа для ознакомления всем лицам, участвовавшим в его составлении, и при  этом указанным лицам должны разъяснять право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении, указываются их заявления.
 
Написанное в объяснении «мною прочитано» Николаева С.К. подтверждает и сейчас, она не отрицает, что она читала документы. С фразой «С моих слов напечатано верно» защита согласна, действительно, напечатанное написано без ошибок, но смысл изложен не верно, впротиворечие пояснениям Николаевой С.К.
Во-первых, в объяснении не указано замечание Николаевой С.К.
 
Во-вторых, в объяснении указано «планировала потратить данные денежные средства на собственные нужды», однако таких слов Николаева С.К. не говорила и такого смысла не подавала.
 
В-третьих, в объяснении указано, что денежные средства Николаева С.К. взяла в середине мая гггг., однако из постановления о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству от дд.мм.гггг. следует обратное: в середине мая гггг. Николаева С.К. от ФИО16 никаких денежных средств не получала. Она даже не были знакомы в это время. Объяснениями от дд.мм.гггг. и от дд.мм.гггг. также подтверждается, что в середине мая гггг. Николаева С.К. от ФИО16 никаких денежных средств не получала. 
 
В-четвертых, Николаевой С.К. в ходе опроса не разъяснено право делать подлежащие внесению в протокол опроса замечания, о его дополнении и уточнении, делать заявления.
 
В-пятых, в объяснении вообще ничего не отражено о реализации Николаевой С.К. права делать замечание, уточнение, заявление.

В-шестых, согласно постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 27.06.2000г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части 2 статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» по буквальному смыслу положений 2, 34 и 48 Конституции РФ, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу, независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, - удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность. При этом факт уголовного преследования могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведение в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения и свидетельствующими  о наличии подозрений против него. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату. Тем самым обеспечиваются условия, позволяющему этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться, и гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств. С учетом указанных разъяснений Конституционного суда РФ, Конституции РФ и УПК РФ с момента осмотра места происшествия, когда в кабинете фиксировали результат инсцинировки получения взятки, а в последующем Николаевой С.К. написаны две явки с повинной, ей сразу должны были разъяснить право на защиту, чего не сделано в течение всего дд.мм.гггг., в том числе и при опросе. Тем самым  все оперативные мероприятия, проведенные с Николаевой С.К. дд.мм.гггг., проведены с нарушением права на защиту. Таким образом, объяснение Николаевой С.К. от дд.мм.гггг. получено и составлено с нарушением ее права на защиту
 
В-седьмых, Николаевой С.К. в течение всего дд.мм.гггг. не разъяснялись положения ст.51 Конституции Российской Федерации о том, что она имеет право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников. Хотя в объяснении указано «Ст.51 Конституции РФ мне разъяснена и понятна», но ей никто не расшифровывал о чем говорится в этой статье, что подтвердила Николаева С.К. в ходе допроса дд.мм.гггг. Тем самым, объяснение от дд.мм.гггг. добыто и составлено с грубым нарушением конституционных прав Николаевой С.К.
 
В-восьмых, в соответствии со ст.89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Факт нарушения вышеизложенных прав Николаевой С.К. подтверждается заключением специалиста- полиграфолога от дд.мм.гггг., из которого следует, что:
  1. У Николаевой С.К. с ФИО16 не было корыстных договоренностей по поводу эксплуатации кофейного аппарата;
  2. Николаева С.К. не брала себе денег, полученные от ФИО16;
  3. Тексты обоих явок с повинной ей диктовали полицейские, они же были инициатором этих документов;
  4. дд.мм.гггг. сотрудники полиции не разъясняли Николаевой С.К. право не свидетельствовать против себя;
  5. дд.мм.гггг. сотрудники полиции Николаевой С.К. не разъясняли право пригласить в тот момент своего адвоката;
  6. дд.мм.гггг. перед подписанием документов (явок и объяснения) Николаевой С.К. не разъясняли право в данный момент воспользоваться адвокатом;
  7. дд.мм.гггг. Николаева С.К. выражала возмущение по поводу неправильных формулировок в документах сотрудникам полиции.
Пояснения Николаевой С.К. полностью совпадает с ее психофизиологической реакцией, что означает, что она по указанным моментам не лжет и ее показания правдивые.
 
Таким образом, объяснение Николаевой С.К. от дд.мм.гггг. составлен с нарушением ее конституционных прав и норм УПК РФ. Протокол опроса не соответствует требованиям УПК РФ как по форме, так и по методу получения, составлен с нарушением требований УПК РФ. Согласно ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ и конституционных прав, являются недопустимыми. Руководствуясь ст.ст.75, 88 и главой 15 УПК РФ,
 
прошу:
 
Признать объяснение Николаевой С.К., датированное дд.мм.гггг., составленное оперуполномоченным отдела ЭБ и ПК МУ МВД России «изъято» ФИО11, недопустимым.
 
Адвокат А.Л.Васильев
 
Решение по данному ходатайству адвоката Васильева А.Л. смотрите в «Выигранные дела»
  • 2 628